Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:43 

Политкорректность в американском языке

Dona Ana
Je t'aime, moi non plus
"В последние десятилетия, однако, американское неприятие лжи, лежащее в основе «позитивного мышления», вступило в стадию кризиса. Это началось еще в конце 1960-х — начале 1970-х годов, когда воинствующие, но примитивно мыслящие радикалы из «Новой левой» [40] стали проповедовать сочувствие ко всем и вся, независимо от того, идет ли речь о хороших или о плохих людях, о честных гражданах или преступниках, о разумных или сумасшедших. Сегодня книжные магазины в США пестрят обложками бестселлеров, персонажи которых подверглись таким тяжким испытаниям, как тюремное заключение или неизлечимая болезнь, алкоголизм или наркомания. Но все эти люди, по мнению автоРов, являются страдальцами и подаются читателям и телезрителям как heroes («герои»). Называть их victims («жертвами») теперь не политкорректно, в крайнем случае они survivors — буквально: «Уцелевшие», «выжившие», то есть «победители».

Превращение отрицательных качеств в положительные и, следовательно, оправдание людей, сомнительных и с моральной, и с политической точки зрения, стало результатом доведения до абсурда любимой американской идеи о том, что все люди равны и поэтому имеют равные права. Что ни один человек, какими бы ни были его образ мысли, система ценностей и стиль жизни, не должен превосходить других людей, а униженное положение должно быть обречено на исчезновение. Ради этого сторонники политкорректности (ПК) ставили перед собой задачу создать bias-free — «свободный от предрассудков» язык и «проявлять исключительную тактичность, чтобы грубое действие языка не так сильно ранило людей, чей пол, раса, физическое состояние, условия жизни делают их особенно уязвимыми» [41]. Иначе говоря, political correctness требует, чтобы слова не ущемляли «чувств представителей любых меньшинств, то есть тех, кто хоть чем-то отличается от общепринятой нормы» (поскольку все люди равны). Как заметила одна американская журналистка, дискриминация «по расовому, религиозному и половому признаку запрещена в Штатах почти повсеместно… многие слова за последнее время попали в разряд неделикатных, а то и попросту запрещенных» [42].

Политкорректность в Америке привела к радикальному искажению истин, глубоко укоренившихся в американском мышлении. Следуя принципам Декларации независимости (Declaration of Independence), большинство американцев искренне убеждено в равенстве всех людей от рождения, невзирая на то, что даже самый поверхностный взгляд на американское общество показывает нечто иное. В этом ясно отдают себе отчет многие серьезные люди в США, прекрасно понимающие слова из романа Джорджа Оруэлла «Скотный двор» (Animal Farm): «Все животные равны, но некоторые равнее других» — All animals are equal, but some animals are more equal than others [43]. Однако старый миф воскрес сегодня в новой форме — в свободном от предрассудков языке. Подразумевая всеобщее равенство, этот язык отвергает те моральные и культурные ценности, которые традиционно являлись основой жизни в Соединенных Штатах. Если любой образ жизни и вместе с тем поступок равным образом приемлемы и оправданны, тогда понятия о «нормальном» и «нравственном» поведении становятся бессмысленными, открывая дорогу моральной уравниловке, от которой один шаг до вседозволенности.

Благими намерениями вымощена дорога в ад. Постепенное нагнетание политической корректности привело к ряду конкретных последствий, одним из которых был ущерб, нанесенный известной всем американцам фразе, произносимой под присягой, — «говорить правду и только правду» — to tell the truth and nothing but the truth. Другим следствием явилось создание linguistically correct behavior, то есть, «лингвистически корректного поведения». Из-за «политкорректных терминов» людям, говорящим на американском английском, приходится теперь следить за своей речью, дабы не оскорбить окружающих. Это порождает длинную цепь гротескных лингвистических феноменов, превратившихся в мишень для критики со стороны многих здравомыслящих американцев, опасающихся за будущее своей страны.

С 1990-х годов ПК стала особенно популярной и назойливой. Своей новой терминологией она оказала настолько сильное влияние на язык, что стала фактически подобием самоцензуры во всех сферах СМИ. Более того, она обернулась угрозой не только для интеллектуальной деятельности страны, но и для ее международных связей. Ничего не подозревающий иностранец, не соблюдая новых лингвистических норм, продиктованных ПК, рискует теперь нанести оскорбление гражданам США и прослыть реакционным человеком, полным самых невероятных предрассудков.

Вот, к примеру, несколько образцов политической корректировки ходовых фраз и понятий. В американском английском не используются буквальные эквиваленты слов «отечество», «отчизна» (fatherland), «родина — мать» (motherland). Homeland приобрело популярность только после террористических актов 11 сентября 2001 года: оно употребляется главным образом в словосочетании homeland security. Американцы обычно называют США mу country, а не mу homeland, и никогда, за исключением патриотических песен и гимнов, не говорят mу native country, mу native land. My / our country является вполне подходящим эквивалентом и для тех англоговорящих людей из России, которые хотят рассказать о своей родине.

В английском языке нет эквивалента для излюбленного русского выражения «у нас». В зависимости от контекста «у нас» значит in our country, in our city, in our house. Как нация индивидуалистическая, американцы предпочтут сказать in mу country, а не in our country. В русском зарубежье нередко говорят о «наших», из-за чего в США иногда происходит путаница, над которой посмеялся писатель Василий Аксенов, подчеркивая неясность в словах «наши», «ваши» «новые» и «старые» русские: «Ты говоришь «наши» про «наших»? Про наших советских или про наших американских? Давай договоримся: их наши — это уже не наши, а наши наши — это наши, о’кей?» [44].

Как перевести «у нас»? Когда речь идет о стране, лучше всего сказать in Russia, так как чрезмерное употребление in my / our country кажется американцам слегка шовинистским. Один российский психиатр заметил, что русским, живущим в США, не очень приятно разделение мира на «они» и «мы». «Вообще эти разговоры — «они», «мы» очень вредны, потому что они усугубляют чувство отчужденности, что и есть психологическое препятствие в приобщении к английскому языку» [45]. С другой стороны, в Америке россиянин может спокойно сказать in this country. В русском языке многократное употребление словосочетания «в этой стране» имеет слегка негативный оттенок, в английском же оно совершенно нейтрально.

В американском обществе не существует понятия «национальность». На вопрос What’s your nationality? («Какой вы национальности?») житель США, по всей вероятности, недоумевающе посмотрит на вас и скажет: I’m an American — «американец». Вопрос «Вы еврейской национальности?» может быть воспринят как оскорбление. В Америке «еврей» — религиозная принадлежность, но никак не «национальность».

Если американец хочет узнать о вашем происхождении, он спросит: Where are your parents / grandparents / folks from? или Where are they from originally? Этот вопрос одновременно означает: Where (in the US or abroad) were your parents / grandparents born? («Где родились ваши родители — в США или за границей?») и What is your ethnic background? («Какое у вас этническое происхождение?»). Если ваши родители или предки родились в России, следует сказать: I’m of Russian background / origin; My background is Russian или My parents came from Russia.Другой вариант ответа: I was borm here / I’m American by birth, but my family’s from Russia; We’re Russian-Americans.

Год с лишним назад одна журналистка из газеты New York Times отметила, что у людей в стране иммигрантов, когда они знакомятся, очень популярен вопрос: Where are you from? «Основную часть населения США, — писала она, — составляют уроженцы других стран, что позволяет им легко наводить мосты в беседах с недавно приехавшими. Люди охотно рассказывают о своем происхождении. Те, чьи семьи иммигрировали поколение назад, называют Америку местом своего рождения, а потом обычно следуют вопросы: «А где ваши корни?» — Where is your family originally from? («Я имею в виду вашу историческую родину») — I mean what country your family was from (originally)». [46]

Лингвистическая болезнь, охватившая за последнее время всю страну, подвергается порой острой критике. Генри Бирд и Кристофер Серф — авторы сатирической книжки The Politically Correct Dictionary («Политически корректная лексика») — напоминают мысль лингвистов Сепира и Уорфа о том, что «язык не просто зеркало общества, это, скорее, главная движущая сила в создании нашего образа реальности. Вместо решения серьезных социальных проблем — равной зарплаты за равный труд, безработицы, бездомности и нищеты, бедственного положения американского образования — гораздо легче посвятить свое время, энергию и дутый энтузиазм исправлению лингвистических огрехов» [47].

На «политкорректность» огромное влияние оказывают феминизм и коммерческие интересы. Здесь уж нет предела безумным лингвистическим опытам: вместо привычных слов излишняя деликатность породила сотни странных уродцев. Многие нелепейшие «изобретения» — horizontally challenged, nonhuman animal companions, заменяющие соответственно слова fat — «толстый», pets — «домашние животные» и т.п., можно спокойно выкинуть из головы, как и поступают здравомыслящие американцы. Однако такие выражения, как African-American вместо black (ни в коем случае не Negro и не colored!), native American вместо American Indian, стали общим местом, a flight attendant в современном языке необратимо заменил steward, stewardess.

Пренебрежение прежними словами и понятиями вызывает возмущение у многих добропорядочных американцев. Даже на безобидные шутки о людях другой расы, религии, этнической группы, на добродушный юмор по адресу представителей нетрадиционной сексуальной ориентации и веселые анекдоты о женщинах наложено строгое табу. Ситуация в нынешней Америке напоминает мне годы советской власти, когда некоторые анекдоты можно было рассказывать только в кругу очень близких людей. Но если в СССР человеку, чью шутку услышали недоброжелатели, грозила тюрьма на тот или иной срок, в Америке нарушители «политкорректности» подвергаются остракизму навечно — им выносят общественное порицание или, в крайнем случае, возбуждают дело за клевету и ущемление прав человека.

В словаре политкорректного языка poor people, то есть «бедняки», — называются теперь disadvantaged, a old people, то есть «старики», — seniors, Persons of color именуются представителями разных рас, кроме индоевропейцев. Natives — «туземцы» стали indigenous peoples. Многие американцы предпочитают говорить не mankind («человечество»), a humankind. Вполне понятно, что этот словесный камуфляж не пользуется никакой популярностью среди людей здравого смысла, которые не хотят говорить fireperson или firefighter вместо fireman («пожарный»).

Около двадцати лет назад феминистское движение ввело слово chairperson, заменившее chairman и chairwoman: sex roles и sexual discrimination превратились в gender roles и gender discrimination. Сегодня дело пошло намного дальше. Над шутками, где женщина предстает как the weaker sex — «слабый пол», в Америке не смеются. Комплимент по поводу внешности или одежды женщина может расценить как sexual harassment — «сексуальное домогательство»; открывая даме дверь, предлагая донести тяжелый чемодан, вы рискуете возмутить агрессивных феминисток, убежденных в полном равенстве полов.

Согласно английским документам ООН, посвященным международной конференции по СПИДу, prostitutes — это sex workers. Если кто-то упоминает о своем companion или partner, то все знают, что речь идет или о гетеросексуальном, или о гомосексуальном лице. Услышав в официальной или даже полуофициальной обстановке анекдот о гомосексуалисте (заменителем этого слова является gay), слушатель может шарахнуться от рассказчика как от чумы. В наши дни шутники хорошо знают, что обобщающим политкорректным названием для гомосексуалистов и лесбиянок является alternate life style (альтернативный стиль жизни). Прилагательные sick, perverted или жаргонные неодобрительные существительные fag, fairy в вашей речи по отношению к сексуальным меньшинствам гарантируют вам место парии в политкорректном обществе.

Мать усыновленного ребенка теперь называют просто mother, а не adoptive mother, поскольку приемные родители также считаются настоящими. О родной матери говорят birth / biological mother. Pro-choice — человек или организация, поддерживающие аборты, pro-life — противники абортов. О школьнике-непоседе, которому не сидится на месте, говорят, что он — an attention-deficit disordered ребенок. Совершенно необходимым стал и предельно внимательный выбор слов об умственно отсталых людях. Правильно говорить о них — mentally / developmentally challenged. Людей, которых считают physically challenged, нельзя именовать как handicapped, а disabled person ни в коем случае не называют invalid или cripple [48]. И, наконец, drug addict — наркоман — превратился в substance abuser, a slums — трущобы — в substandard housing.

Словарь ПК бесконечен, но большая его часть состоит из таких глупостей, как reduced state of awareness — понятие, за которым стоят пьяные и обкурившиеся травкой, а за negative care patient outcome — умершие в больнице. Смысл других политкорректных новообразований, которые широко используются в СМИ и вошли в язык очень многих американцев, иногда просто непонятен. Поэтому базовый словарь ПК стал сегодня трудоемким, необязательным предметом, который волей-неволей приходится осваивать всякому русскому человеку, говорящему по-английски, живущему в США или наезжающему сюда время от времени. Осваивать хотя бы для того, чтобы не оказаться белой вороной в американском обществе, нечаянно оскорбив представителя того или иного расового, сексуального или другого меньшинства."

(Цитирую по книге Линн Виссон "Русские проблемы в английской речи Слова и фразы в контексте двух культур")

@темы: Слова

URL
Комментарии
2012-04-24 в 00:00 

Вук Задунайский
Вук, просто Вук
Ыыыы!

Актуальненько. Утаскиваю :)

2012-04-24 в 09:46 

Dona Ana
Je t'aime, moi non plus
Вук Задунайский, хорошая книжка, читаю сейчас. :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Детский сад, штаны на лямках

главная