Dona Ana
Je t'aime, moi non plus
О.БЫЧКОВА: Давайте, все-таки, продолжим эту тему про Радко Младича. Вы сказали сейчас, что он и другие обвиняемые в этих преступлениях – не обвиняемые, а военнопленные войск НАТО. Но! Вот, допустим, нет никакого отношения ни к НАТО, ни к Сербии, ни к чему. Но есть факты. Известно, что была война, да? Понятно, что в ней участвовали генералы, понятно, и с той, и с другой стороны. Понятно, что там происходило много плохого в этой войне. Но Радко Младича обвиняют в преступлениях против мирных жителей, в том, что он уничтожал населенные пункты, где жили тысячи людей, уничтожал их целенаправленно, там, снайперы будто бы уничтожали даже целенаправленно детей и так далее. И там огромные жертвы именно среди мирного населения. Вот, как к этому относиться? И можно ли надеяться, что мы выясним, все-таки, делал он это или не делал? Это же важно знать.

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что мы не выясним это, потому что Гаагский трибунал – он ангажированный трибунал, он изначально настроен против сербов, которые сидят там на скамье подсудимых. Гаагский трибунал – это политический инструмент уничтожения Сербии и той среды, которая могла бы сделать Сербию сильным, не натовским, не прозападным государством, Сейчас Сербия – это просто такая подметка на башмаке натовском. Просто Младич и Караджич, которые находятся сейчас, повторяю, в плену и им грозит, может, та же участь, которая постигла и Милошевича, то есть смерть, то есть, может быть, мученическая смерть, может быть, отравление (я не знаю, что), они являются уроком для многих политических деятелей, в том числе, я думаю, что и для Путина. Что произошло? Я наблюдал тогда все это, был участником всего этого. Когда я посетил в Белграде Милошевича вот в тот момент, когда уже рвались крылатые ракеты американские, Милошевич сказал тогда мне, что «да, они разрушили нашу инфраструктуру, да, они ведут бесконтактную войну, но наземная операция, которую мы начнем, поставит их на колени. Сербы, югославы в наземных операциях сильнее Гитлера, сильнее нацистов, и мы дадим им бой». И я был в полной уверенности, что состоится этот раунд наземной операции. Но прилетел Черномырдин и уговорил Милошевича согласиться с Дейтоном. И он отказался от наземной операции. И в итоге он умер на скамье подсудимых, поздно, с огромным опозданием сопротивляясь. И если, например, покачнется президентский стул в Москве под воздействием ли этих «болотных» протестантов или в результате очень больших политических и экономических трудностей, которые ожидают Россию уже осенью, и если Путина будут уговаривать оставить свой пост или сдаться на милость европейских гуманных судей, он должен прекрасно понимать, что его будут уводить из Кремля с тихими милостями, журчащими речами, а потом его отведут в Гаагу и с ним обойдутся так же жестоко и страшно, как с Милошевичем.

О.БЫЧКОВА: А что такое?..

А.ПРОХАНОВ: Натовцы, или Запад – это жестокая, циничная и беспощадная структура, которая на наших глазах уничтожила Ирак, уничтожила Ливию, сейчас уничтожает Сирию и готова будет уничтожить Россию. Это враги.

читать полностью

@темы: Вопросы, ссылки